Пусто

Всего: 0,00 руб.

Вы здесь

Арабы и море: по страницам рукописей и книг.

Новая серия «Издательского дома Марджани» знакомит читателей с оригинальными исследованиями российских и зарубежных ученых в разных областях гуманитарного знания, связанных с миром ислама, его культурным наследием, образами и героями, историей и современностью. Все это очень разные работы, написанные в научно-популярном стиле. При всех их различиях у них есть одна общая черта: академичности, а порой и новизны подхода с простотой изложения, делающего их доступными для понимания неспециалистов. Книги серии адресованы всем интересующимся этой тематикой.

В современном востоковедении (как в России, так и за рубежом) остро чувствуется нехватка таких изданий. Не секрет, что в классической арабистике, исламоведении, да и в других областях академического востоковедного знания давно установился стиль «переводов с иностранного языка». Это даже не переводы, а речь иностранца, забывшего родной язык, но так и не выучившего русский. Он пришел сюда из ориенталистских подстрочников текстов на классических восточных языках. Рабски копируя структуру чужого языка, насилуя строй языка русского, изобретая убогие словечки и обороты, «усовершая» русский язык донельзя, такой стиль, перефразируя классика, говорит «с мертвыми на мертвом языке». Только в действительности он не нужен не только живым, но и мертвым.

В результате даже крупные ученые привыкли общаться с русскоязычным читателем на не понятном (и не нужном) ему языке. Те же немногие авторы, кто может писать по-русски, вынуждены подстраиваться под общий наукообразный стиль, чтобы не получить от коллег упреков в «ненаучности». Художественные достоинства оригинала при этом губят на корню. Просто непонятно становится, скажем, как Мухаммед смог увлечь своих последователей истинами Корана, если он выражался настолько косноязычно, насколько язык памятника представлен в даже классических наших переводах. Порой там совершенно нельзя ничего понять. Между тем, язык и стиль Корана предполагает своеобразные художественные образы и саму поэзию, точнее ритмическую прозу садж. Недаром, современники называли пророка поэтом. Это лишь один пример из многих.

Не нужно думать, что российские исламоведы и арабисты не умеют излагать свои мысли на русском языке. В российской исламоведческой традиции есть хорошие образцы того, как можно понятно (а порой, и художественно) рассказать и увлечь читателя о сложном. Среди работ ныне здравствующих востоковедов, написанных в этом ключе, достаточно назвать дважды издававшиеся очерки М.Б. Пиотровского о Коране и Мухаммеде. Среди классиков советской эпохи ограничимся указанием на учебный курс введения в исламоведения, изданный полвека назад И.П. Петрушевским, и недавно переизданный и неоднократно переиздававшаяся одноименная книга И.Ю. Крачковского.

Итак, серию открывает книга очерков по исторической географии арабо-мусульманского мира Теодора Адамовича Шумовского «Арабы и море».

Шумовский Т. А.

В книге живо и увлекательно рассказано о значении мореплавания для арабо-мусульманского Востока с древности до начала Нового времени. Созданный ориенталистами колониальный образ арабов как «диких сынов пустыни» должен быть отвергнут. Эпоха Великих географических открытий во многом опиралась на достижения средневековых арабских географов и мореплавателей. Задолго до европейского продвижения на Восток они освоили Средиземное море и Индийский океан. Арабские лоцманы участвовали в морских экспедициях европейских первооткрывателей.

В основу книги положено исследование уникальных арабских рукописей лоцмана Васко да Гамы Ахмада ибн Маджида и Сулаймана ал-Махри (XV век), сочинения которых переведены Т. А. Шумовским на русский язык.

Подписка на Чудеса стран